вторник, 20 мая 2014 г.

ТРАВМЫ ПРИВЯЗАННОСТИ: НЕЖНЕЕ, ЕЩЁ НЕЖНЕЕ.

Нельсон не даст соврать.
И да, восстанавливать способность
к близости - сложно и долго.
Иногда кажется - невозможно.
Не сдавайтесь, пожалуйста. 
Давеча побывала я на семинаре по восстановлению травм привязанности.
Их есть у меня.
И несмотря на то, что тема эта модная, она почему-то совершенно для меня ни замыливается, ни приедается – видать, действительно актуально.

В нынешнем семинаре особой ценностью был, извините, ведущий. Всячески рекомендую Дэвида Эллиотта, который прямиком из Гарварда периодически приезжает в Гармонию, и причиняет нам всем привязанность. Полезно, я считаю. Его манера ведения – такая, спокойная себе. Без надрыва и без дискурса из серии «как же мы все пострадали от своих травм привязанности». Работает человек.

И вот что из его работы мне особенно глянулось. 

Сейчас Дэвид с группой коллег готовит к публикации книгу по этой теме. Так вот, их группа выделила пять основных факторов родительского поведения, которые способствуют формированию здоровой привязанности у ребёнка.

Таковыми являются:
1. защита;
2.  эмоциональная подстройка (attuning to a child)
3. успокоение, утешение;
4. выражаемое удовольствие (expressing the delight) от самого факта существования ребёнка
5. поддержка и поощрение к исследованию внутреннего и внешнего мира

В долгосрочной перспективе, когда родитель напитал малыша всем вышеперечисленным поведением, получается вот что:

1. защита ведёт к чувству безопасности;

2. эмоциональная подстройка к ребёнку формирует высокую самооценку, возможность саморазвития, а также развитие метакогнитивных способностей (метакогниция - это значит способность адекватно осознавать себя и реальность – хм, да. Наши депутаты явно травмированы. И да, хорошо что меня читает меньше трёх тысяч человек ;) )

3. постоянная готовность успокоить и утешить ведет к последующему научению ребёнка к самостоятельной эмоциональной регуляции (сначала кто-то добрый три года эффективно отражал твои истерики и контейнировал всю бурю чувств, а там, годам к двадцати, глядишь и сам начинаешь слегка владеть своими эмоциями. Окей, экзамены и влюблённость не считаются);

4. выражаемое родителем удовольствие от самого факта существования ребёнка ведёт к высокой самооценке и опять же к развитию метакогнитивных способностей (и тут депутатам не повезло);

5. поддержка и поощрение к исследованию внутреннего и внешнего мира приводит к тому, что ребёнок ярче, интенсивнее и гармоничнее развивается. Про это много раз уже исследовалось и публиковалось – только когда ребёнок чувствует себя в достаточной безопасности (через здоровые отношения привязанности с родителем прежде всего) у него есть психологические и физические силы для исследовательской деятельности. В противном случае все силы личности тратятся на добычу чувства безопасности, и тут уж не до развития.

Что меня в этом списке условий и последствий поражает больше всего, знаете? Его про-сто-та. Абсолютный, очевидный, скучноватый и фундаментальный здравый смысл. Это как будто психологический капитан очевидность сформулировал. А много ли мы знаем примеров такого поведения? Много ли мы его испытали на себе?


Да. Мы можем быть ближе.
И лучше понимать друг друга.
Мамам и папам: спокойно. 
Не стоит думать, что явка провалена, и что мы вот только на днях причинили травму привязанности своим детёнышам!  Специально предупреждаю, потому что сама такая: как узнаю чего нового, сразу думаю - вот именно тут-то я дочери сделала самую ужасную травму. Эллиот говорит: спокойствие, только спокойствие. Во-первых, родителям всё равно нужно транслировать свою альфовость, во-вторых, с момента понимания этих принципов начинается более осознанная и ответственная практика формирования привязанности, так что нашим детям автоматически повезло больше чем нам. И да, не забываем нежно подлечивать самоё себя! ;) Ибо пока свою привязанность не полечишь, никому её, родимой и надёжной, создать невозможно. На том и разошлись тридцать озадаченных психологов… Ну да ничего - мы привычные. Озадачиваться. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий